«Мы можем предотвратить инвалидизацию у детей младшего возраста…» Интервью с Т.А. Шелепиной

Татьяна Андреевна Шелепина, доктор медицинских наук, сотрудник института ревматологии РАМН, профессор кафедры ревматологии ММА им. И.М. Сеченова.

— Татьяна Андреевна, какие особенности боли Вы бы отметили у детей?

— Наиболее выражены особенности боли у маленького ребенка. И особенность заключается в том, что когда он испытывает боль, он не может дать сигнал об этом и должен сам как-то выходить из создавшейся ситуации. Как он выходит? Ребёнок понимает, что движения вызывают боль, поэтому он перестает двигаться. Второе, он пытается принять ту позу, которая меньше вызывает боль. Если это суставы нижних конечностей, то сустав первого поражения часто коленный. Коленка болит — ребёнок принимает позу, в которой она меньше болит, положение небольшого сгибания и фиксирует в этом положении. И получается, с одной стороны, фиксация в порочном положении, с другой стороны, отсутствие движения. И эта фиксация не кратковременна, а длительна, и та порочная установка, которая у него есть, переходит в контрактуру — это причина инвалидности. Именно ранний возраст, хочу это подчеркнуть.

— Ранний — это месяцы, недели, годы?

— Мы имеем в виду, начало до двух лет.

— Эти заболевания начинаются до двух лет?

— Нет, они начинаются, к сожалению, гораздо раньше. Самый ранний пациент, которого мы видели, был шестимесячный. Самый ранний ребенок, которому приходилось исправлять деформацию — одиннадцатимесячный. Он еще не начал ходить, но у него уже была деформация коленного сустава. К сожалению, заболевание омолаживается со страшной силой. Получается трагедия: есть боль, уже начинается деформация, а с диагнозом мы иногда опаздываем.

— Татьяна Андреевна, скажите, пожалуйста, в каком возрасте, через сколько лет после начала заболевания пациенты приходят к врачу?

— Приходят к врачу рано, но, если брать ранний возраст, они приходят к травматологу, и опять возникает сложность сбора анамнеза. Мама не может сказать, что ребенок не падал, тем более, если он только начал ходить. Конечно, он падал, конечно, была травматизация. И, конечно, исключить травматический синовит нельзя. Но, сложность в том, что делают снимки — «костного» ничего не находят, никаких повреждений связочного аппарата нет, но травматолог начинает слишком рано лечить, а нужно, чтобы он проконсультировался с педиатром. Вот если смычка ортопеда или травматолога с педиатром будет раньше, сразу будет начато то лечение, которое не повредит… То есть нестероидная противовоспалительная терапия. Если же мы лечим, считая, что у нас травматический синовит, мы назначаем УВЧ-терапию, мы делаем иммобилизацию гипсовой лонгетой, но эти мероприятия не показаны, если это не синовит. Поэтому в начальном периоде очень важно соединение педиатра и ортопеда, которые вместе наблюдают и делают то, что не мешает.

— Насколько информированы врачи в необходимости такого совместного осмотра пациента?

— В последнее время есть тенденция к тому, что эта связь педиатра с ортопедом появляется раньше.

— Куда следует обращаться? Есть ли центры в Москве, в регионах?

— В Москве три крупнейших учреждения. Есть клиника, специальное отделение для маленьких детей при Московской Медицинской Академии, очень квалифицированное учреждение. Наш институт ревматологии, детское отделение, имеет многолетний опыт в лечении больных. И, наконец, институт Педиатрии, который тоже имеет отделение и опыт, и знает, как это лечить.

— Насколько эффективным является лечение, если вовремя поставить диагноз?

— Если это олигоартикулярный вариант, то своевременно начатое лечение — это вполне реальный путь к предотвращению инвалидизации. Я не могу сказать, что это выздоровление, на этом этапе о выздоровлении говорить трудно. Мы знаем различные звенья патогенеза, но мы не знаем точной причины, почему ребенок заболел. Мы знаем толчковые факторы, мы знаем, что генетика играет роль…

— Но по крайне мере мы можем предотвратить инвалидизацию?

— Именно! Это реальный путь для предотвращения инвалидизации именно в этой группе.

— Спасибо, Татьяна Андреевна!

Интервью

Neurontin

Опрос о бремени болезни среди пациентов

Помогите докторам узнать о мигрени больше. Ваше мнение и ощущения очень важны, чтобы мы могли лучше помогать вам справляться с мигренью!

Пройти опрос