Секционное заседание: «Головные и лицевые боли. Заседание 2»

Болевой синдром при нейропатии лицевого нерва у детей (клинико-электронейромиографический и психологический анализ). Подходы в лечении.

Грибова  Н.П., Галицкая  О.С.

Грибова Наталья Павловна

Наталья Павловна Грибова, доктор медицинских наук, профессор, зав. кафедрой неврологии и психиатрии факультета повышения квалификации Смоленской государственной медицинской академии, рассказала об исследовании, которое было проведено на базе кафедры. Цель исследования заключалась в изучении клинико-электронейромиографичесих (ЭНМГ) особенностей синдрома прозопалгии при невропатии лицевого нерва у детей с учетом состояния психологического статуса ребенка и оптимизации терапии.

В рамках исследования наблюдалось 10 детей с невропатией лицевого нерва в возрасте от 7 до 16 лет. Синдром прозопалгии с афферентными феноменами в виде боли в лице, парестезиями, онемения наблюдались у 6 больных. Диагноз идеопатической формы заболевания был поставлен в 6 случаях, в 1-ом случае наблюдался синдром Мебиуса, у 1-ого больного был выявлен синдром Рамсея-Ханта, у 2-х заболевание связано с острым отитом.

Результат ЭНМГ обследования показал, что для всех вариантов невропатии лицевого нерва характерна аксоно- и миелинопатия VII черепного нерва.  Электронейромиографичесий парадокс сохранения мигательного рефлекса в случаях болевых форм в корреляции с измененными параметрами латентных периодов экстероцептивной супрессии может предполагать избирательность поражения толстых, быстро проводящих афферентов тройничного нерва. В то время, как анализ параметров собственных периодов супрессии (их увеличение) свидетельствует о повышении активности интернейронов, ингибирующих как моторную порцию V пары (1-ый период), так и интернейронов, реализующих надсегментарные влияния (2-ой период). Что с одной стороны отражает афферентно-эфферентную дисфункцию V и VII пары черепного нерва, а с другой стороны, состояние измененных контролирующих надсегментарных влияний, то есть может явиться злектрофизиологическим эквивалентом уровня стресса.

Учитывая, что невропатия лицевого нерва это заболевание, характеризующееся остро возникшим парезом мимической мускулатуры, приводящее к нарушению функции мимической мускулатуры и выраженному косметологическому дефекту, неизбежно негативное переживание у ребенка, приводящее его к стрессу. С нейрофизиологической точки зрения при стрессе ключевой системой мозга является система лимбико-кортикальных взаимоотношений. При этом нарушаются взаимодействия гипоталамических и ретикулярных структур, коры и подкорковых образований. С другой стороны, известно о тесной связи лимбико-ретикулярного комплекса с системой лицевой нерв-мимической мышцы. Ядро VII черепного нерва включено в систему круговых импульсов, проходящих через кору, таламус, миндалину, ретикулярную формацию моста. Связь с лимбико-ретикулярным комплексом позволяет создать на лице мимический аккомпанемент эмоций.

По результатам тестирования по шкале Спилберга низкий уровень реактивной тревожности отмечался у 2-х пациентов, умеренный у 5-х, высокий у 3-х. Низкий уровень личностной тревожности был у 3-х детей, средний у 3-х, и высокий у 4-х.

Традиционным в лечении детей с невропатией лицевого нерва являются нейрометаболические средства, кортикостероиды, препараты, улучшающие микроциркуляцию. С учетом полученных электронейромиографичесих данных для нормализации интернейрональной функции нами использовались препараты ГАМК-ергической направленности (Мидокалм) и препараты N-MDA-направленного действия (Тебантин). Для стабилизации экстероцептивной функции нами использована методика БОС (биологической обратной связи). Анализ ЭНМГ-параметров позволил сделать вывод об относительной прогностической ценности исследования М-волны и абсолютной прогностической ценности исследования мигательного рефлекса и мониторинга параметров экстероцептивной супрессии. Кроме того, было замечено, что имеется определенная связь между степенью изменения периодов супрессии и состоянием психо-эмоционального фона. Чем сильнее тормозные влияния интернейронов с одной стороны, на неблагоприятном психо-эмоциональном фоне с другой, тем хуже прогноз и течение заболевания.

Головная боль у участников локальных военных конфликтов, клинико–терапевтические аспекты

Якунин К.А., Михайлова Е.В., Рачин А.П.

Якунин Константин Александрович

Константин Александрович Якунин, кандидат медицинских наук, доцент кафедры неврологии и психиатрии Смоленской государственной медицинской академии, врач психотерапевт высшей категории, в своём выступлении рассказал о структуре и клинико-психологических особенностях головной боли у участников локальных военных конфликтов, а также их реакциях на различные виды психотерапевтического лечения.

В последние годы в отечественной и англоязычной литературе все чаще обсуждается проблема социальной дезадаптации, болевых феноменов и коморбидных депрессивно-тревожных расстройств у участников локальных военных конфликтов. Особая роль у этой категории пациентов принадлежит головной боли, частота встречаемости которой по некоторым данным составляет до 70%. В то же время, несмотря на широкое применение различных методов терапии, у этих больных не до конца раскрыты особенности психотерапевтического воздействия.

Константин Александрович в своём анализе основывался на релультатах исследования, проведённого среди 100 пациентов мужского пола (средний возраст 39,7 лет) — в прошлом, участников локальных военных конфликтов, находившихся на стационарном лечении в Смоленском областном клиническом госпитале ветеранов войн.

Все пациенты случайным образом были распределены на 3 группы (1-ая — стандартная медикаментозная терапия, 2-ая — сочетание стандартной медикаментозной терапии и нейро-лингвистического программирования (НЛП); 3-я — сочетание стандартной медикаментозной терапии и эриксонианского гипноза).

Встречаемость головных болей среди обследованного контингента составила 69,0%. У жаловавшихся на головную боль, наиболее часто диагностировалась посттравматическая головная боль (53,6%) и головная боль напряжения (27,5%).

Головная боль напряжения у участников локальных военных конфликтов:

  • реже носит односторонний характер (5,3% против 21,6% в группе посттравматических головных болей);
  • чаще возникает в вечерние часы (42,1% против 8,1%);
  • чаще провоцируется переменой погоды (52,7% против 32,4% соответственно);
  • характеризуется значительно меньшей продолжительностью заболевания (головную боль продолжительностью до 10 лет и более отмечает 21% пациентов с ГБН и 59,5% страдающих посттравматическими болями).

Для посттравматических головных болей у участников локальных военных конфликтов характерно:

  • возникновение в любое время суток (67,6% против 21,3% в группе ГБН);
  • нестерпимый характер (24,3% против 10,5% соответственно).

Сравнительная характеристика психологических особенностей у участников локальных военных конфликтов с головной болью напряжения и при посттравматических болях не выявила достоверных различий между группами. Наиболее часто встречались гипертимный, эмотивный и циклотимный типы акцентуаций. У участников локальных военных конфликтов, страдающих посттравматическими головными болями, достоверно чаще отмечалась активная жизненная позиция, чем у пациентов с головной болью напряжения (по данным метапрограмного опросника). По шкале стрессовой нагрузки (Холмса-Рея), выявлен высокий уровень стресса во всех группах (> 150 баллов). При низких уровнях реактивной тревожности отмечались умеренные, и даже высокие значения личностной тревожности.

Для проверки эффективности психотерапевтической коррекции, все пациенты случайным образом были распределены на 3 группы, в которых проводилась:

  • стандартная медикаментозная терапия;
  • сочетание стандартной медикаментозной терапии и нейро-лингвистического программирования (НЛП);
  • сочетание стандартной медикаментозной терапии и эриксонианского гипноза).

Были получены следующие результаты терапии: при отсутствии достоверных различий между контрольной и экспериментальными группами по уровням тревожности, в группах с применением психотерапии к моменту выписки из стационара существенно снизился уровень депрессии. Уровень субъективного ощущения боли остался примерно одинаковым во всех трех группах.

И в контрольной, и в экспериментальной группах за период без лечения выросли показатели личностной тревожности. Но в экспериментальной группе показатели депрессии и личностной тревожности были ниже, чем в группе сравнения. Значимых различий по первому пункту КБО (субъективное ощущение боли) не выявлено.

Таким образом, результаты проведенной работы катамнестически подтверждают эффективность применения психотерапии при головных болях у участников локальных военных конфликтов за счет снижения уровня депрессии и личностной тревожности, а также целесообразность использования психотерапевтических техник и методик из различных методов и направлений для лечения данной патологии (учитывая коморбидную отягощенность).

Научно-практическая конференция
Хронические болевые синдромы
23-25 мая 2007 года, Новосибирск

Научно-практическая конференция "Хронические болевые синдромы"

Neurontin

Опрос о бремени болезни среди пациентов

Помогите докторам узнать о мигрени больше. Ваше мнение и ощущения очень важны, чтобы мы могли лучше помогать вам справляться с мигренью!

Пройти опрос